Градива


Центр психоанализа и психологической поддержки
+38 095 657-73-30
+38 098 634-12-12
+38 044 331-55-15
Украина, Киев
ул.Михайловская,22В оф.2 info@gradiva.com.ua

ПОЧЕМУ ВОЙНА?

ПОЧЕМУ ВОЙНА?

Тезисы доклада на тему: Почему война?
Докладчик: Павловская О. М., психоаналитик.

Доклад был прочитан на ежегодной встрече, организованной Киевским Психоаналитическим Альянсом, посвященной теме "Сексуальность и Война".18+

Встреча состоялась 22 ноября 2014.

Более подробную информацию можно получить на сайте:
psymeeting.com.ua
Проект "Сексуальность и Война" был ориентирован на людей, которые интересуются
и хотят дополнить свои знания в сфере феноменов сексуальности и агрессии,
проявляющиеся в нашей повседневной жизни, а также в таких разрушительных,
крайних формах, как война.

 

  

 


   В тридцатые годы 20 столетия состоялась переписка между двумя величайшими умами 20-го столетия Фрейда и Энштейна. В 1932 году появилась статья Альберта Энштейна и Зигмунда Фрейда " Почему война?"
В этой статье авторы задаются вопросами : 

    Как избавить в будущем человечество от войн?

    Что можно сделать, чтобы отвести от человечества зловещую опасность войны?

    Это вопросы гуманно настроенных людей.  Рассуждает З. Фрейд, рассматривая такие понятия как власть, сила и право. Он замечает, что право возникает из силы. Конфликты интересов людей решаются силой.
Как сила может победить? Как в животном мире, к которому человек также принадлежит - отвечает Фрейд. Хотя в отличие от животных, у человека борьба смещается на борьбу мнений, абстракций.


    В природе победить можно силой – убив врага.

     Преимущества этого:
• Не будет больше сопротивления с врагом
• Его судьба устрашит других
• Удовлетворение инстинктивных потребностей (жажада насилия, агрессивные побуждения)
    Также можно, конечно, поработить врага:
• Сохраняется жизнь, можно использовать ресурсы врага
• Но сохраняется опасность мести побежденного- собственная небезопасность.


     Итак, от признания права силы не отказаться в обществе. Как тогда ослабить силу одного?
     Право и сила связанны. Фрейд предлагает – перейти от силы к праву. Сила сламывается единством, власть этих объединившихся представляет собой право в противовес силе отдельного человека. Но право - все еще сила!


     Лишь организация сообщества длительно и постоянно позволяет осуществиться переходу к новому праву, к новому порядку. Объединение людей происходит на основе общности чувств и в группе люди ощущают чувство общности - это крепость. Каждый отдельный человек должен отказаться в этом случае от личной силы в пользу силы сообщества.


      Всегда есть люди, которые стремятся вернуть господства права к господству силы. Власть имущие могут стремиться к присвоению себе силы. И если власть имущие отказываются приспособиться к порядку и поддерживают неравное право, тогда случаются: революции. гражданские войны и таким образом все-таки устанавливается новый правопорядок.


     Но людей легко охватывает истерия войны. Это предполагает существование в людях –ненависти, тяги к уничтожению - все это подталкивает к войне.


     Наши влечения это и эротические – те, которые позволяют сохранять общность – любить, дружить, увлекаться новыми людьми, знаниями, работой - все это на службе жизни. Эротически влечения (это не сексуальные в общем принятом смысле слова) – все эти влечения позволяю нам увеличивать количество связей с другими людьми.


      Агрессивные влечения - они по своей сути деструктивные, разрушительные - это все, что разрушает связи с другими людьми, с самим собой, убивает. Это не оппозиция – добра и зла. Все влечения и агрессивные и эротические нам необходимы. Их взаимодействие порождает явление жизни. Любое любовное влечение нуждается в компоненте овладения, это агрессивный компонент.
     Такой феномен как война – поддерживает в человеке агрессивные влечения, в войне обнаруживается повод их разрядить.


     Желание лишить человека его агрессивных наклонностей неосуществимо. Речь идет не о том, чтобы уничтожить агрессивные побуждения человека, а чтобы отвлечь их в сторону. Чтобы они выражались не в войне. Это обеспечивает процесс культуры – там есть реализации общности людей. Это иллюзия избавления от войны, но мы пацифисты, мы ненавидим войну. Так как иначе не можем.


       Культура, культурная эпоха оказывает влияние на психику человека. Как одомашнивание, приручение животных меняет даже физические параметры тела животных. Культурное развитие человека заставляет человека ограничить свое наслаждение, которое доставляло радость нашим предкам, нам эти радости убийства, разрушения из эстетических и этических побуждений чужды. Культурное развитие включает принятие интеллектуальных и культурных запретов.


       Психические культурные установки человека вступают в противоречие с войной и поэтому мы должны ненавидеть войну. Война несет нарушение установленного порядка, рождает эстетическое безобразие.
Фрейд заканчивает письмо выражением надежды, что это не утопическая надежда. Он надеется, что влияние культуры и оправданный страх перед последствиями будущей войны – поможет в будущем положить конец войнам.


       Все, что способствует культурному развитию человеку - работает против войны. Но мы знаем, что время второй мировой войны человек столкнулся с тем, что культурное развитие в свою очередь может стать пособником войны.


      Интересно рассмотреть это на примере психологии фашистской Германии. Речь пойдет о психологии геноцида. После войны были изучены тысячи страниц документов, которые узаконивали медицинские убийства, опыты врачей нацистов, участие и одобрение мирных граждан в уничтожении евреев. Люди, которые были носителями традиционных семейных и культурных ценностей, оказывались убийцами и пособниками убийц. Психологи изучали этот феномен и предположили определенное расщепление личности у этих людей. Одна часть их личности имела общечеловеческие ценности, а другая убивала и оправдывала убийство. Так как будто эти люди жили в двух реальностях, в одной – они учитывали культурные запреты, а в другой - наслаждались разрушением и убийством.


     Как нацизму удалось массово сделать людей убийцами и участниками зла? Например, нацистские врачи, люди, чьей идеей профессии является гуманизм – уничтожали и пытали людей. Общество и власть заключили фаустовскую сделку, это была настоящая сделка с дьяволом. Нацистским врачам предложили стать теоретиками и исполнителями космического замысла расового исцеления посредством мучений и массового убийства.


     Это удалось с помощью расщепление, удвоения собственного Я, создание новой реальности. У них было два Я. Одно дома - там человек - любящий муж, отец, любит животных. Другое Я - в Освенциме. В свою очередь эти нацистские врачи были элементами тиранической и пропагандисткой машины, и удвоение себя - это еще и их способ выживания. Можно заметить, что эти врачи были в состоянии психического онемения по отношению к участию в убийстве.


      Жертвам геноцида в Освенциме тоже приходилось проходить через удвоение себя и создание двух реальностей, чтобы выжить в смерти и жестокости.
        В рассказе «Пес» французский автор Эрик-Эмануэль Шмидт, рассуждает об этом феномене.
        Главный герой Сэмюэль Хэйман, врач. В юности он попал в концлагерь и чудом выжил, всю оставшуюся жизнь прожил с собакой, после того, как ее сбила насмерть машина, он покончил собой. И герои рассказа - дочь Сэмюэле и его сосед - пытаются разобраться в столь крепкой связи собаки и хозяина. И находят его дневник, описывающий страдания тела и души человека, прошедшего концлагерь.
« Этот мальчик, победитель, оптимист, переполненный бурлящей радостью, окутанный любовью близких был кто-то не Я. Я начал жить позже».
        В результате доноса одноклассника Сэмюэль оказывается в Освенциме, вся его семья погибает. Первые полгода Сэмюэль думал , что его родные живы и это ему помогало.
« Отупение от страха» - так говорит герой. Чтобы описать свое состояние в лагере.
«Я вынес все, чему меня не повергали – нагота, мойка, вши, помои вместо еды, изнурительная работа, спасала лишь уверенность, что встречу родных. Автор описывает процесс выживания и превращения человека скотину. Система ломала волю человеку.
         «Люди лишились дома, социального статуса, денег, имен, одежды, волос. Я стал скотом, вещью в руках высшей расы, которая присвоила право мной распоряжаться. И защитные барьеры рухнули. Я стал телом, которое мерзло, ногами, которые кровоточили».
         «Я был болью, голодом, холодом,. Моему плану выживания пришел конец- я пресмыкался, дрался за ломоть хлеба, завидовал мертвецу, ему было не холодно, мечтал о смерти».
        Спасла его встречас псом. Однажды н увидел пса за забором лагеря, пес обрадовался ему, виляя хвостом. Пес стал играть с Сэмом. И тогда он начал плакать, и это было хорошо, хорошо что- то вновь почувствовать. «Как давно я не был человеком!». «Пес верил в меня! вернул мне мое достоинство, посмотрев на меня с тем же интересом и нетерпением, что и на охранников, его уважение делали меня добрым под его взглядом я становился человеком».


         То, что делали в нацисткой Германии в лагерях было пропаганда убийства без убийства. После были изучены десятки тысячи нацистских документов - и нигде не было слово «убийство», то, что делали с евреями, для этого существования различные слова, которые увековечивали это онемение души - убийство должно быть неубийственным. Нацистские врачи конкретно используют слова:
"дежурство на сортировочной станции" , «визит к врачу», «окончательное решение еврейского вопроса», «эвакуация», «перемещение», «дезинфекция», « селекция».


         Использование этого измененного языка давал нацистским врачам речь, в которой , убийство больше не было убийством, и они оказывались в царстве отрицания и бесчувственности, умышленно властью создавалась отдельная реальность отличающаяся от остальной в ситуациях смерти. Для управления людьми используются некоторые особенности психики человека.


          На войне у людей может появляться чувство всемогущество. Многим из нас трудно вообразить, что значит психически переживать власть над смертью и жизнью других людей. Это чувство может усиливаться общей деградацией заключенных и их отчаянными усилиями создавать видимость силы.
Чувство всемогущество с другой стороны с бессилием и беспомощностью, что ты винтик в огромной машине. Мы должны бороться с тиранией, но помнить, как тонка грань и как борьба легко может быть использована как психической власть над жизнью и смертью людей.

         Культурное значение войны.
       Французский философ Р. Каюа 1939 г. проводит неожиданные параллели между праздником и войной и отождествляет их и считает, что в культуре место праздников занимает война.  И праздник и война разрушают закостенелый умирающий порядок, и заставляет человека формировать новое будущее. Но природа этих феноменов различна.
       Война - это царство Танатоса, это стремление к смерти, разрушению, разрыву связей с другими.
Праздник - это царство Эроса, творческой и жизнедающей энергии. Война разделяет человеческое общество и возвращает его жизнь в хаос, праздник же объединяет и стимулирует творчество. Это всегда начало новой жизни. И сейчас сохраняются в нашей жизни традиции карнавалов, массовых гуляний.
       Но оба эти феномена и праздник и война в культуре служат для того, охватывать и отводить огромное возбуждение психики, связанное с агрессивными и эротическими тенденциями. Агрессивные эмоции и побуждения могут разряжаться войной, разрущением, убийством.
Монотонная, ежедневная жизнь и чрезвычайный контраст - война. Война - это интенсивный , значимый всплеск, выброс эмоций всемогущества.
        Война - это время утрат, жестокости. В обычной жизни мы демонстрируем уважение к чужой жизни, но война как будто бы для многих снимает этот запрет, как во время карнавала снимаются многие запреты. Во время войн возникают новые нормы, преодолевающие культурные запреты.


        Инстинкты, укрощенные обществом и его законами, становятся основными, правят бал и становятся наивысшим разумом. В обыденной же жизни человек лишается радости разрушения. Кромсание какой-либо вещи, разбивание посуды у человека может высвобождаться жестокость. Но бить посуду на площадях - мизерное удовольствие по сравнению с опьянением от убийства. Наибольшее инстинктивное наслаждение для человека, когда он разрушает себе подобного.
Мистика войны.
         Война прерывает жизнь народов, открывая новую эру в их истории. Само событие - война психически поначалу рассматривается как абсурдная и преступная катастрофа. Человеческое достоинство требует избегать войны. Но через какое-то время война начинает восприниматься как нечто неизбежное. И она вырастает до масштабов судьбы. Сеет разрушение и опустошение. Пока еще разум воспринимает ее как несчастный случай, но если простой смертный становится уже жертвой войны, то она начинает мыслится, уже как кара Господня, человек начинает открывать в ней закон природы, двигатель истории. И война становится уже не несчастным случаем, а нормой цивилизации. Войны обновляют общество и становятся не варварством, а цветком цивилизации. Роже Каюа отмечает, что мы люди приписываем войнам силу обновления. И относимся к войнам как посвящению, она придает ценность многим идеям человека (религиозность).
           Как будто бы человек верит, что опускаясь на самое дно ада. Он получает силу души пропорционально своим пережитым испытаниям.
Крещение огнем - так говорят солдаты, война становится новым божеством. Освобождает от грехов и дает прощение. С войной солдаты переживают как будто главное в своей жизни и открывают суть своего бытия.
          Тотальная война.
          Сейчас в современном мире война не используется западной культурой как процесс обновления сообществ. Но изменение культуры, новой структуры сообществ - приводит к тому, что война приобретает черты глобального характера. Бой открытый становится редкостью. Соперника стараются захватить неожиданно, слабым, но при этом, оставаясь невидимым, недосягаемым. Войну ведут ночью, она приобретает характер уничтожения невооруженных людей, мирного населения. Больше не существует четко определенного боя. Раньше у примитивных народов, война имела ограниченное поле боя. Она была определена пространством, временем – это было как манеж, арена, игровая площадка войны. Постепенно изымается в культуре рыцарский элемент в войне.  И получается в современном мире, что война очищается и возвращается к своей сути – убийству и разрушению. Война в современном мире становится – чистым насилием, чистым убийством (терроризм).
          Цивилизация – лучший процесс, давший человеку очень много, но она и создала то, от чего он страдает. Развитие цивилизации может привести к угасанию Эроса, а значит, уменьшаются способы отведения возбуждения, отвлечения разрушительной энергии, сексуальной функции, уже сейчас менее цивилизованные расы, отсталые слои населения размножаются интенсивнее, чем высокоразвитые.
          Помните идеи З. Фрейда, что влияние культуры и оправданный страх перед последствиями будущей войны – все это поможет в будущем положить конец войнам. И все, что способствует культурному развитию человеку - работает против войны.


         Мы сейчас все еще остаемся с этими вопросами, проблематризированными величайшимим умами человеческой цивилизации.