Градива


Центр психоанализа и психологической поддержки
+38 095 657-73-30
+38 098 634-12-12
+38 044 331-55-15
Украина, Киев
ул.Михайловская,22В оф.2 info@gradiva.com.ua

СМЫСЛ СУБЛИМАЦИИ.

СМЫСЛ СУБЛИМАЦИИ.

 

 

 

       Интерес психолога Киев простирается не только в области индивидуальной работы , но и в области прикладного психоанализа. Этот интерес связан с анализом социальных феноменов. В этой статье  психолога  Киев речь пойдет о таком феномене как сублимация через творчество.

 

       Хотелось бы  обратиться к сюжету  фильма Такеши Китано « Ахиллес и черепаха».

 

       Название фильма повторяет известный парадокс о быстроногом Ахиллесе, который  никогда не догонит неторопливую  черепаху, если в начале движения черепаха находится впереди Ахиллеса. Символизирует этот парадокс безуспешную погоню за чем-либо.

 

       Главный герой  японский мальчик Матису все время рисует. Его отец, богатый фабрикант, подтверждает его талант. После разорения и самоубийства родителей, Матису продолжает рисовать, и,  будучи юным, желая  найти признания своим работам, копирует известных художников,  повторяет идеи и технику мастеров, ищет вдохновение в чужих работах. Рисование становится для него самым важным в жизни, его жена – это его компаньон, он не замечает своей дочери, которая уходит из дома и становится проституткой. В своем поиске вдохновения и признания  он рисует не то, что хочет, а то, что требует время.  Его образ уподобляется Ахиллесу, который бежит за черепахой, стремясь догнать, так называемых «гениев живописи».  

 

       В своих поисках он идет все дальше и дальше, пытаясь балансировать на грани жизни  и смерти, ища вдохновение. Он  рисует человека, умирающего от кровопотери, в автокатастрофе.  Просит жену утопить его в ванной.   Едва не умерев, он не останавливается,  и даже смерть его дочери, ее мертвое тело  вдохновляет его на  поиски образов.  Этот фильм снят в гротескной манере, где мысль героя о том, что «искусство требует жертв»  абсурдизируется режиссером.     Интересно, что режиссер  сам нарисовал  все картины в фильме.

 

      И в фильме Такеши Китано, как режиссер, на мой взгляд, задается вопросом, зачем я творю? Хотя его главный герой Матис не задается этим вопросом, а  живет искусством. Искусство не обнаруживает практический смысл. Искусство – это фикция, оно эфемерно, субъективно. И возникает вопрос, что же движет художником?

 

      Эти вопросы показались  психологу Киев созвучными идеям того, что само по себе искусство и творческая способность – это попытка сублимации образа материнского лона (груди). Ж. Лакан писал, что материнский образ имеет привилигированное значение в психике субъекта и, он отпечатан на глубинном уровне. Образ матери, отмечает Ж. Лакан, должен быть сублимирован.   И в этом процессе – отнятие от груди как центральное событие утраты связи с матерью.  Эта сублимация связана с нарциссизмом. Нарциссизм традиционно связывают не только с любовь к самому себе, но и со смертью.  Образ матери с одной стороны является благотворным для прогресса субъективности, но и  является смертельной опорой, мешающей новым отношениям. В культуре очень прочно установлена связь между матерью и смертью, и множество культурных образов символизирует возврат в материнскую утробу. Интересно, что в фильме много образов,  которые символизируют схлопывание рождения и смерти в одно событие. 

 

      Сублимация как  психическое решение в случае  утраты матери– это лишь одно из решений. Если сублимация не удается, то,  как пишет Лакан,  образ матери  проявляется в сдаче себя смерти, в этом «субъект пытается снова открыть образ своей матери». Именно попытка вновь открыть образ матери, на мой взгляд, движет художником.

 

      Именно сублимация образа матери, способствует развитию семейных, социальных чувств.  Структура образа матери – основа интеллектуального и творческого  процесса, который пытается реконструировать мать.

 

      Поиск художника символизирует поиск полноты бытия.  В этом   Ж.. Лакан видел «всеобщую ностальгию человечества», «метафизический мираж гармонии», «мистическую бездну эмоционального влечения», «общественную утопию тоталитарной зависимости» -   и все это из тоски по потерянному раю перед рождением и от неясных стремлений к  смерти.

 

      Эту же идею поддерживает  французский психоаналитик  Андре Грин,  что утрата  матери (груди)  может приводить к поиску потерянного смысла  и развивать творческие и интеллектуальне способности Я. Но при этом это игровая деятельность Я преждевременна и происходит по принуждению, и направлена на сокрытие пустоты. Именно такое впечатление у меня осталось от игры главного героя в « я - художник» (Матис всю жизнь носит берет художника, подаренный ему в детстве художником). Его рисование напряженно, и связано с поиском чего-то неуловимого.   В этом фильме режиссер изобразил некую грань этого процесса, когда акт  творчества как самовыражения превращается в акт творчества –поиска признания.

 

      Это отражает некую современную концепцию, когда  в творчестве  существует требование креативности, создания постоянно чего-то нового. Все это, на мой взгляд, отсылает к «материнскому миру» современного общества.

 

      Символично,  что сам Матис практически не разговаривает, как будто вся его активность сосредоточена в  постоянном рисовании.   За кадром звучит голос, который комментирует хронологию событий. Но именно слова позволяет настроить наше воображаемое и обнаружить символическое место в  социальных отношениях. Возможно, поэтому главному герою не удается присвоить себе результаты своей деятельности.  Он легко верит, арт-дилеру, который желая снизить стоимость его работ,  постоянно критикует его. И  он не может остановиться в  построении  воображаемого.

 

       Ахиллесу не дано догнать черепаху.